Наследство

Февраль 8 2008Комментариев нет

Опубликовано под рубрикой:Читать, Юмор

Солнце осветило верхушки далёких гор, и они вспыхнули как погребальные костры. Долина устланная телами начала проступать из сумрака ночи. Но многим из славных воинов не суждено больше увидеть великолепие этого мира. Их души навсегда перешли грань, за которой суета сменяется покоем.
Токедо, воин клана Исуно, поднимался по перевалу горы Хо, и обернувшись обомлел от величия содеянного людьми. Великая битва завершилась. Он выжил. И отступал в неизведанные земли северных территорий, опасаясь преследования. Последний раз окинув взглядом поле великой битвы, он зашагал вперёд. Он вернётся, пусть даже сто поколений переживёт его дух. Дух самурая.

Вячеслав Фёдорович проснулся рано и, обнаружив, что жена ушла на работу, не успев приготовить завтрак, страшно в ней разочаровался. В который раз подводит! А, ведь, небось накраситься не забыла.

Бесцельно побродив по квартире почёсывая яйца, Вячеслав Фёдорович дошёл до телевизора и углубился в просмотр информационной передачи, из которой он понимал только те места, где говорили про погоду, и то потому, что симпатичная дикторша показывала руками где и что должно произойти. В остальном, подаваемая с экрана действительность, разительно отличалась от действительности, его окружавшей. И вызывала острый внутренний дисбаланс, результатом которого всегда являлось желание выпить пива.
До начала рабочей смены оставалось ещё прилично времени, и пару бутылок легко можно было себе позволить, да что там греха таить, и три бутылки не предел. Опять переместившись на кухню, Вячеслав Фёдорович достал холодное «жигулёвское». Не смотря на появление большого количества новых сортов этого напитка, Вячеслав Фёдорович по старинке выбирал то, к чему привык в юности. Наверное, он был консерватор. Что не лишено было скрытого подтекста, ибо работал он на мясокомбинате, в цеху, производящем ещё один пережиток прошлой эпохи – консервы «завтрак туриста». Сам он их не ел, но всегда выносил через проходную пяток банок на продажу. Дежуривший в его смену охранник приходился ему далёким родственником, как говорят в народе: «Колькиной бабы, мужа- брат», и закрывал глаза на оттопыренные карманы ВФ. Зов крови побеждал в нём долг. Делал он это абсолютно бескорыстно, не требуя ничего взамен, правда, компенсируя бдительность на других коллегах ВФ. За что не раз был бит в скверике неподалёку. Но, несмотря на такие издержки профессии, идеалов своих не менял. Так и работал, получая попеременно благодарности за ревностное несение службы от начальства, и пиздюли, за то же самое от пойманных им работяг.

Выпив две бутылки, ВФ повеселел. Необходимость завтрака отодвинулась на задний план, уступив место медитативному созерцанию настенного отрывного календаря за 1983 год. Повешенный когда-то на стенку, он так и висел с тех пор, лишившись всего десяти страниц. «Живучий гад». Подумал ВФ, но без злобы, а с лёгкой ностальгией. Всё-таки, он был консерватор.

Из ступора его вывел телефонный звонок. Сняв трубку, ВФ сперва зачем-то дунул в неё, и только потом произнёс «Алё» с едва уловимой вопросительной интонацией.
Собеседник на том конце провода представился как юрист, уполномоченный в решении вопросов наследования. От обилия сложных слов ВФ окончательно потерялся. Пошарив глазами по кухне в поисках поддержки, он наткнулся взглядом на отрывной календарь. «Январь» мысленно прочитал он бросившееся в глаза слово.
Между тем юрист замолчал, и по повисшей паузе ВФ понял, что ему был задан какой-то вопрос.
- Что, что? – переспросил он и нервно облизал пересохшие губы.
- Я говорю, не могли бы вы подъехать к нам для вступления в права наследования,- вежливо повторил собеседник.
- Я?
- Ну, вы конечно, в завещании указано только ваше имя, других претендентов нет, так что записывайте адрес.
- Одну минуту, я возьму ручку.
ВФ положил трубку на стол и бросился в комнату в поисках чего-нибудь пишущего. Лихорадочно открывая всевозможные ящики, и шепча сквозь зубы ругательства, наконец, схватил какой-то карандаш. Под бумагу приспособил пивную этикетку, ловко отодрав её от бутылки.
- Я слушаю.
Голос в трубке продиктовал адрес, ещё раз уточнил дату и время визита.
И попрощался.
«Пиздец», сказал ВФ вслух. Это было наиболее точное выражение его внутреннего состояния.

В день визита к юристу ВФ страшно волновался. То, что ему досталось какое-то наследство, он понял. Но от кого? И, что конкретно?
Ругая себя за то, что не смог толком ничего понять в телефонном разговоре, и в глубине души надеясь на золотые горы, ВФ, предварительно подзарядившись «жигулёвским» шагал к предполагаемому богатству по шумному бульвару. Взлетевший голубь, описАл над ним окружность и прицельно серанул на правый рукав.
«К деньгам». Блаженно улыбаясь, прошептал ВФ.
- Во долбаёб, - раздалось с соседней скамейки,- Его обосрали, а он улыбается!
«Смейтесь, смейтесь, бляди». Злорадно подумал ВФ, оттираясь носовым платком.

- Самуил Яковлевич - представился юрист, протягивая руку, и улыбаясь добавил, – Не Маршак.
- Попов. Вячеслав Фёдорович, – немного испуганно ответил ВФ, и тоже зачем-то добавил, - Ударение в фамилии на последний слог.
- Присаживайтесь, присаживайтесь - ласково предложил СЯ.
ВФ сел в кожаное кресло. Чувствовал он себя крайне неуютно. Во-первых, он был антисемитом, а во-вторых, ему очень захотелось отлить. Потерявшись между этими крайностями, он, наконец, замер внимательно глядя на юриста.
- Нусс, начнём,- СЯ раскрыл какие-то бумаги,- Екатерина Борисовна Швец, скончавшаяся месяц назад, оставила всё своё состояние, согласно оформленному мной завещанию, Вам, Вячеславу Фёдоровичу Попову.
- Екатерина Борисовна? – переспросил ВФ.
- Она приходилась троюродной сестрой вашей матери.
Как ВФ не морщил лоб, но всё-таки родственницу с таким именем припомнить не смог.
- И согласно этому завещанию вам полагается, - тут говоривший выдержал инквизиторскую паузу, - Земельный участок с находящимся на нём деревянным строением, в дальнейшем именуемым «дом».
- И всё? – подозрительно спросил ВФ.
- Всё. К сожалению, квартира у ЕБ была не приватизирована, и согласно действующему законодательству перешла государству.
ВФ сидел с видом человека, мужественно перенёсшего удар под дых от Майка Тайсона.
- А где участок? – наконец обречённо спросил он.
- Пупышево.
- Пупышево- хуюпышево,- вырвалось у ВФ. Этот населённый пункт он знал хорошо. Два часа на электричке.
- Послушайте старого еврея, - доверительно нагнулся к нему СЯ, - Радуйтесь тому, что есть, ведь и этого могло бы не быть.

После посещения участка настроение у ВФ не изменилось. Дом представлял собой наспех сколоченную времянку. Огород, правда, был ухожен. Росли какие-то не то травы, не то цветы, судя по всему последняя старухина радость в жизни.
«Всё снести к ебени матери» - резюмировал ВФ и поехал в город.

Жена, напротив, очень обрадовалась, восприняла это как подарок судьбы, и даже на радостях сходила в церковь, чтобы поставить старушке «за упокой».

- Ну вот хули мне там строить? – жаловался ВФ в заводской столовой своим коллегам.
- Ну продай тогда.
- Да кому это Пупышево на хрен сдалось?
- Тогда поставь там баню.
- А она то на кой?
- Муди полоскать.
- А где брёвна взять, стОит то всё теперь дохуища!
- А где ты «завтрак туриста» берёшь?
В результате идея бани прочно осела в голове ВФ.

Договорившись с бдительным охранником, ВФ увеличил количество выносимых банок до предельной цифры. Обуздал себя в любви к алкоголю. Кое-что было в заначке у жены. В результате за пару недель удалось скопить сумму, необходимую для покупки четырёх бетонных колец для колодца. Почему-то ВФ решил, что строить баню нужно именно с колодца.

- Поднимай!
ВФ копал, жена поднимала очередное ведро с породой. Стройка века была в самом разгаре. Глиняный террикон рос на зависть соседям. ВФ копал как Стаханов. Он очень сильно заебался, дико болела спина, от холода ломило руки. Лопата стукнулась об очередной камень. ВФ выругался и погрузил руки в ледяную жижу.
- Как же вы достали меня!
Эту фразу он адресовал каждому булыжнику, который приходилось доставать из забоя.

На этот раз он вытащил длинный деревянный брусок, полностью покрытый грязью.
Руки ВФ затряслись, он судорожно обтёр найденное об штанину. По всему выходило, что это была какая-то коробка. «Вот уж бля, где найдёшь, где потеряешь!» - подумал ВФ и положил бонус в ведро.
- Поднимай! – заорал он что есть мОчи, и сам начал карабкаться по лестнице.
На верху жена уже с интересом разглядывала содержимое ведра.
- Слава, что это такое?
- Тихо ты, дура, не ори, увидят соседи! – как змей зашипел на неё ВФ.
- Клад?! – тихо изумилась жена.
- Да не ори ты! Идиотка! – ВФ выхватил ведро из её рук и бросился к хибаре.
Жена покорно потрусила следом.
- Тряпку, тряпку давай! – набросился на неё ВФ как только они вбежали в дом, - Да не стой ты как треска!
- Какую? – наконец еле слышно пролепетала она обиженно хлопая глазами.
- Пиздяную!!! – Заорал ВФ срывающимся на фальцет голосом.
«Когда ж ты сволочь сдохнешь…» - подумала жена.
Раздался осторожный и тихий стук в дверь
ВФ дико взвыл и начал судорожно распахивать всевозможные дверцы в шкафчике, ища место, куда бы спрятать добычу, но всё было занято всевозможными бутылочками и баночками. Наконец ВФ схватил какую-то бутыль, литра на два и на её место кое как пихнул коробку. Только он успел закрыть дверцу, как входная дверь открылась. Медленно вошёл один из соседей, ВФ помнил его по прошлым приездам.
- Я извиняюсь, сосед ваш, не помешал? – сказал вошедший.
- Нет, что вы, проходите, вот собрался согреется малость, а то там в колодце такая холодина.
И для убедительности ВФ тряхнул бутылкой.
- Не откажусь тоже, если конечно предложите?
- Достань посуду – ВФ повернулся к жене.
Бутыль заметно тряслась в его руках.
Жена стояла боясь шевельнуться. Наконец медленно двинулась к столу и поставила на скатерть две рюмки.
- Что пьём? – спросил сосед.
- Настой на травах, от бабки остался. – соврал ВФ, мысленно надеясь, что жидкость в бутылке соответствует сказанному.
- Тогда конечно попробую, – облизнулся сосед, - Я извиняюсь не представился, Сергей Михайлович.
ВФ выдернул пробку, и незаметно понюхал. Пахло спиртом. Не подавая вида, он наполнил две стопки и всё ещё трясущейся рукой протянул одну соседу.
- А я Вячеслав Фёдорович, это жена моя, Маргарита Степановна, за знакомство!
Вкус выпитого показался ВФ слишком концентрированным, но ни чего не оставалось как утвердительно кивнуть.
- Ух как хорошо!
- Да уж, бабка мастерица была! – подтвердил сосед смахивая выступившие слёзы, - А что это за трава такая?
- Зверобой. Отчеканил ВФ.
- Что-то непохоже… - засомневался СМ.
- И ещё чего-то она добавляла, уже не помню,- опять соврал ВФ.
- Я вот вижу, колодец затеяли? – не унимался с вопросами любопытный сосед.
- Да, до колонки далековато, а я баню хочу поставить,- начал ВФ и внезапно понял, что он опьянел.
- Баня, это хорошо, баня это чистота и порядок, - в тон ему продолжил сосед, - Только вот место для колодца плохое.
ВФ разлил ещё «по одной», и протягивая рюмку соседу спросил:
- Почему плохое?
- Тут где-то блиндаж был ещё с войны, немецкий, что они тут делали, эти немцы - непонятно, но старики из соседних деревень говорили, что был точно.
- Ну и что?
- Ну как «что»?- сосед недовольно засопел, – Был блиндаж!
- Да и хуй на него.
ВФ выпил и решил, что лучше присесть на топчан, так как ноги совсем уж подкашивались.
- Футболом интересуетесь? – сосед тоже выпил и тоже сел,- Ну и настойка, я аж что-то совсем обмяк!
- Не, беготню эту не люблю! – ВФ начал нервничать.
Для успокоения он ещё раз наполнил рюмки и решил про себя, что эта последняя. Мысль о коробке начинала настойчиво буравить голову.
- Достань там подзакусить чего…- повернулся ВФ к жене.
Та молча поставила перед ними две банки «Завтрака Туриста». ВФ пошарил взглядом по столу в поисках консервного ножа.
- Открывалки нет? – сразу заметил сосед.
- Да, чего-то не найти… - рассеяно пробормотал ВФ.
- Держи, - жена протянула ему консервный нож.
- А я пожалуй пойду, а то как-то действительно… - и кряхтя, сосед потянулся к дверям.
Когда он вышел ВФ, обессиленный, рухнул на топчан.
- Совсем он меня вымотал. Пробормотал он прикрыв глаза.
- Ты хоть посмотрел, что пил? Жена спросила больше с надеждой, чем с тревогой.
- На спирту чего-то, а что, хуй его знает… И ВФ уснул.
Сосед «вальтами» уходил по огороду, иногда хватаясь за воздух, чтобы не упасть.
Видевшие это в окна соседи сделали единственно правильный вывод – ещё один алкаш поселился.

Как только ВФ провалился в сон, пришли видения. Они полностью оккупировали голову ВФ, не оставив ни какого места для других чувств. Но одно чувство осталось – страх. Беспричинный, животный ужас. Он полностью парализовал волю. Он не давал шансов на единственный выход из этого кошмара – пробуждение. И вдруг среди этого ужаса, появилось лицо незнакомой ВФ женщины. Оно было островом добра и света среди океана зла и тьмы. Что-то родное угадывалось в нём. И ВФ инстинктивно стал пробираться к нему. Это был трудный путь. Но неведомая сила, исходящая из женского лица, помогала делать очередной шаг. И ВФ дошёл. Чувство облегчения и радости охватила его. ВФ испытал нечто похожее на чудесное спасение из ситуации, не сулившей ему ни каких шансов.
- Кто ты? – спросил он.
- Я Аматэрасу.
- Что мне делать?
- Выпей больше, и достань клинок! – успел услышать он и проснулся.

Сон соседа был более обыден. Ему снилась картошка, которую он так и не окучил. Торчащие из земли клубни, вдруг превратившиеся в большие и волосатые слоновьи яйца, которые он почему-то тыкал школьным циркулем, украденным у него ещё в пятом классе. Надо ли говорить, что Аматэрасу не о чем было говорить с таким человеком.

Луна заливала всё мертвецки белым светом. ВФ поёжился и вспомнив сон тут же выпил две рюмки, оставшиеся на столе. Потом налил ещё и опять выпил. Не спеша встал и открыв шкаф достал, наконец, найденный в колодце предмет. Включать свет он побоялся.
Сев на топчан ВФ повертел в руках находку. Длинный деревянный брусок. Почти незаметный кантик по периметру подсказывал, что это коробка, или даже футляр. ВФ попытался открыть его, но древесина была настолько плотно подогнана, да и видимо разбухла от длительного времени, что абсолютно не поддавалась. Взяв открывашку, он с трудом просунул её в едва заметную щель, и аккуратно, двигая нож по часовой стрелке, стал расширять паз. Так ВФ встал на путь терпения. Пройдя по нему около часа, он смог убедиться в правильности выбранной стратегии. И когда уже совсем отчаялся, футляр раскрылся. В свете луны блеснула сталь. Дух Токедо, воина клана Исуно перешёл в него в день единственно возможный и предопределённый звёздами.

- Кто ты? – услышал ВФ в своей голове.
- Вячеслав Фёдорович Попов, – ответил тот, и тут же подумал, - Всё, пиздец, белочка!
- Белочка? – переспросил голос.
- Кто это говорит? – не в силах пошевелиться ответил вопросом на вопрос ВФ.
- Я Токедо из клана Исуно. Я пришёл через сотни лет завершить поединок и обрести покой, найдя свой длинный меч. Великая Аматэрасу вняла моей просьбе.
«Я ёбнулся», подумал ВФ обречённо.
- Нет, ты тот, кем был до того как выпив приготовленный шаманом эликсир, открыл своё сознание для моего духа. Но теперь в твоём теле две личности- твоя и моя.
- Это невозможно! – разум и логика ВФ подали робкий голос протеста.
- Подойди к зеркалу, в часы полнолуния, ты можешь увидеть моё лицо, – попросил незнакомый голос.
- Не хочу.
- Тогда ты не сможешь убедиться в очевидном.
ВФ встал и на дрожащих ногах поковылял к висевшему на стенке маленькому мутноватому зеркалу. Встав напротив и смотря в пол он медленно поднял взгляд. На него смотрело невозмутимое узкоглазое лицо покрытое шрамами. Это было слишком. В ту же секунду ВФ потерял сознание.

Когда утром супруга ВФ вышла на веранду, она увидела безмятежно спавшего на полу мужа, а на столе выпитую наполовину бутылку с бабкиным настоем. Вздохнув, она перешагнул через тело супруга, и тут же невольно вскрикнула. Под столом валялся огромный (как ей показалось) меч.
- Что ж это такое? – чуть слышно произнесла она и вздрогнула, услышав за спиной спокойный голос.
- Это священный меч, не трогай его.
Жена обернувшись увидела стоящего ВФ .
- Ты совсем допился?
На лице ВФ отразилась буря чувств и эмоций, которые жена ошибочно приняла за подступающую тошноту. Но на самом деле в голове мужа шла борьба за речевые центры.
- Это, вобщем, в колодце… - ответ явно принадлежал ВФ.
- Ты зачем столько выпил?
- Аматэрасу… - залепетал ВФ.
- Когда же это кончится!? – обречённо выдохнула супруга и вышла на улицу.
ВФ сел на стул и обхватил голову руками. Сомнений не оставалось, всё случившееся не было сном. И поняв это, ВФ окунулся в абсолютное спокойствие.
- Чтоб спросить меня, не обязательно говорить в слух, достаточно, подумать, наши мысли общие, - произнёс голос в голове.
- Почему мы понимаем друг друга, ты же японец? – наконец дошло до ВФ.
- У разума нет языка, а наши сознания теперь владеют всеми знаниями друг друга.
- Это значит, что я теперь знаю японский язык?
- А я могу делать консервы. Но знаниям необходим навык. Без практики, наш прошлый опыт - бесполезный багаж. Ты не победишь в схватке, а я не настрою консервную линию.
- Я бы тоже век её не настраивал! – в сердцах выдал ВФ.
- Так в чём же дело? Если это разрушает тебя, найди то, что послужит созиданию твоей личности.

Жена копошилась на огороде. Подмела тропинки между клумбами, вырвала особенно крупные сорняки. Сходила к колонке за водой.
Всё это время её муж просидел на веранде, его хорошо было видно в окне, что-то рассказывая самому себе и отчаянно жестикулируя. Наконец Маргарите Степановне это надоело, и она решительно вошла в дом.
- Самурай ты в конце концов, или хуй собачий? Как раз спрашивал ВФ у алюминиевой кружки.
Жена махнула рукой и, ни чего не говоря, вышла.

- Я в армии в автобате служил, молодой был, думал приду, водилой устроюсь. Вся жизнь впереди была. Да как-то всё не так задалось. Не принимаю я всего этого сегодняшнего бардака!
- Твоя судьба имеет параллели с моей. Я поступил на службу господину, потому что влюбился в его жену. Мне казалось, что нет прекраснее ни кого на свете. Я решил сохранять жизнь самого дорогого для неё человека как свою, и даже больше. В этом я видел своё предназначение. Во всех поединках и битвах не было мне равных. Очень скоро я удостоился чести быть в военном совете. Я смог чаще видеть её тень на бумажной ширме. В день великой битвы, мой господин перед самой атакой перешёл на сторону противника. Мы стояли на фланге, и должны были, обойдя врага, выйти в тыл, а в место этого ударили в тыл своим. Я не смог пойти на это. Почти час я один сдерживал натиск. Во время этого боя я зарубил своего господина, и тяжело ранил его сына. Я стал предателем для одних, и остался враго

Гвозди в тему:




Комментирование запрещено